«Анонимная близость» в Instagram — проект художника Мариуса Сперлиха

Просмотр Instagram может стать приятным занятием, изображение за изображением пролетают мимо вас, как пейзажи из окна автомобиля. В перенасыщенном, чрезмерно стимулирующем мире социальных сетей нужно выделиться, чтобы вас заметили. Мариус Сперлих это понимает, но гениальность его в том, что он способен не только привлечь внимание, но и удержать его.

Художник и фотограф Сперлих специализируется на снимках увеличенных частей тела — с изюминкой. К примеру соски, которые строители закрашивают краской, лобки с миниатюрными фигурками или длинные заплетенные волосы подмышками. Своими яркими и блестящими работами Сперлих берет визуальный язык стандартной рекламы и бросает ему вызов, подрывая ваши ожидания своим юмором.

У Сперлиха уже больше 400 тысяч подписчиков, он сделал обложку для журнала Playboy, и его работу запостила в Твиттер сама Мадонна.

Затем, когда он привлек ваше внимание, он раскрывает более глубокие слои, открывая размышления о цензуре женских сосков, глобальном потеплении или присущей социальным сетям фальшивости. Образы Сперлиха, состоящие в основном из открытых ртов, губ, языков и сисек, пересекают линию провокации, прежде чем в конечном итоге упасть именно на сторону сексуальности. «Анонимная близость» — это то, как он описывает свою работу, но эта фраза может так же легко стать комментарием к самим социальным сетям, когда мы делимся своей жизнью с незнакомцами из Интернета.

Мы встретились со Сперлихом, чтобы поговорить о его влиянии на культуру, представлениях о женских телах и о том, как он передает идеи через юмор.

— Не могли бы вы рассказать нам немного о себе и о том, где вы выросли?

— Я вырос в пригороде Гамбурга, Германия. Я много времени катался на скейтборде. Мой отец подарил мне видеокамеру, когда мне было девять лет. И я снимал на скейтборде своих друзей. В те дни у нас не было телефонов и компьютеров, не говоря уже о быстром интернете. Мы смотрели MTV, и на меня очень сильно повлияла британская и американская молодежная скейт-культура. Я собирал плакаты и журналы с фотографиями скейтбордистов. И был так очарован скейт-культурой, что стал заниматься графикой. Вырезал рекламу из журналов и делал из нее коллажи. Мне понравилась эстетика скейт-рекламы и динамика этих фотографий, они были органичны и реальны. Я больше не катаюсь, но культура продолжает вдохновлять меня.

— Ты помнишь, как впервые осознал свою внешность?

— Рано… с начала моих дней в скейтпарке. Я подготовил все: разрисовал свой скейтборд, сделал стильную прическу. Моя мама помогла мне сшить панк-пиджак из простой джинсовой ткани. У меня не было денег, чтобы купить что то из уличных скейт-брендов, поэтому я придумывал творческие способы для самовыражения.

— Что в вашей жизни повлияло на ваше понимание красоты и индивидуальности?

— Мои родители дали мне много свободы, но научили меня ответственности. Они поощряли меня думать и выражать себя вне нормы. Когда я отрастил свои длинные волосы, покрасил ногти и надел супер-узкие брюки, мои родители были в восторге от этого. Они дали мне простор для развития моей личности в благоприятной среде, без навязанных гендерных норм.

— Почему ты стал художником?

— Я ненавижу, когда мне говорят, что делать. Но я действительно хорошо делаю то, что люблю, с людьми, которых люблю.

— Где ты отточил свое ремесло? Или это происходит инстинктивно?

— Я унаследовал внимание к деталям от моего деда, который был моряком и мастером. В детстве я смотрел, как он неустанно работает в своей маленькой мастерской. Он был идеальным перфекционистом — все инструменты разложены по размеру, все ящики помечены. В детстве я был хорош во многих вещах, но никогда не был лучшим. И это было хорошо. Когда я открыл для себя фотографию, я постоянно чувствовал потребность в улучшении, и это чувство сохраняется по сей день.

— Как бы вкратце ты описал свою эстетику?

— Близко и лично, или анонимная близость.

— Расскажи нам немного о своем творческом процессе.

— Каждый день я уделяю время на умственную тренировку: 30-60 минут мозгового штурма, объединяющего идеи. Большинство попадают в мусорную корзину, остальные (10 процентов) я организую и расставляю приоритеты. Я пытаюсь придумать концепции, которые удовлетворяют меня и будут уместны для общества. Например, моя недавняя работа по глобальному потеплению. Некоторые идеи возникают в моменте. Я зажигаюсь изнутри, когда нахожу нужную идею. Я стараюсь дарить позитивные впечатления моими фотографиями. Те, кто знаком с моей работой, знают, что все, что вы видите на моих фотографиях, реально; тщательно спланированные и воплощенные в реальность, с моей командой по гриму и стайлингу, кадры. Я заранее обсуждаю своё видение, чтобы убедиться, что все не только заинтересованы, но и готовы полностью вложиться в процесс. Моя основная визажистка Джоанна Бакас, и я, тратим много времени на анализ каждой концепции, наши беседы — большая часть подготовки к съемкам.

Цель состоит в том, чтобы создать произведение искусства не используя фотошоп. Мне нравится процесс создания этих абсурдных миниатюр с моей командой. Этот трехмерный изменчивый мир замирает и оживает в тот момент, когда я нажимаю на кнопку затвора, хотя моя работа в основном происходит до этого. Я восхищаюсь цифровым искусством, но сейчас не об этом. Я стараюсь делать такие композиции, которые способны заставить зрителя верить, что то, что они видят на фотографии, происходит на самом деле. И является по-настоящему реальным.

— Какое значение имеют женщины в твоей работе?

— Честно говоря, я лучше лажу с женщинами. Многие считают это моей «женской стороной». Но это не значит, что я не лажу с мужчинами. Просто женщины в моей жизни многому меня научили, открывая мне глаза на мир структурного социального неравенства, о котором я упоминаю в некоторых своих работах. Маленький пример — это фотографии о вопросе цензуры женских сосков. У меня часто складывается впечатление, что некоторые мужчины признают эти проблемы, но не совсем понимают их влияние. Мне нравится пытаться преодолеть такие пробелы в общении, открывая эти темы через мою работу. В процессе я бросаю вызов социальным нормам и использую их в качестве средства, чтобы подорвать их. Тем не менее, я в равной степени открыт для работы со всеми типами людей, не бинарных мужчин или LGBTQ+. Для меня важна лишь личность и послание, которое можно передать через неё.

Сочные, коммерческие цвета привлекают внимание зрителей. Приковывают взгляд забавные и необычные композиции. Иногда это приводит к более глубокому изучению и началу разговора, а иногда заканчивается сразу. Смех — это отличная вещь, он объединяет, и мне нравится иногда делать что-то просто для удовольствия. На моем шоу в Art Miami мои работы заставляли людей всех возрастов хихикать и обсуждать их.

Изображение женского тела в наших фотографиях в значительной степени основано на рекламе, и я люблю использовать этот стандартизированный визуальный язык в качестве холста и ломать его неожиданным элементом. Юмор работает на любом языке, он универсален и может использоваться для обозначения важных тем.

— Как ты думаешь, что твоя работа говорит об отношении общества к красоте?

— Конечно, коммерческая реклама сильно влияет на наше восприятие красоты. Вот тут и появляется моя работа, имитирующая тот же стиль, чтобы критиковать некоторые из этих ошибочных норм. Мы все приучены реагировать на рекламу с определенным «стандартом красоты». Мне нравится использовать это, чтобы привлечь внимание зрителей, а затем разрушить стандарт ради более глубокого смысла, самого произведения искусства.

— Что для тебя значит красота?

— Спросите себя. Вот что важно. Никто не видит мир своими глазами.

— Ты недавно занялся учебным пособием по мэйкапу, можешь рассказать нам немного об этом?

— Я начал снимать мою визажистку Джоанну, чтобы показать фоновый процесс и то, что нужно, чтобы создать одну из моих фотографий. Вместе с тем доказывая, что все это создано в реальности.

— Какими проектами ты больше всего гордишься?

— Если честно, каждым фото. Я уделяю много внимания каждому. Для меня важно передать идею, как послание, через кадр.

— Как ты думаешь, как наше понимание красоты изменилось с развитием технологий?

— С точки зрения красоты технология переплетена с пластической хирургией. Ким Кардашьян — западная икона красоты, но она — результат использования лицевых фильтров которые меняют форму лица, сглаживают недостатки… Я не говорю, что это плохо, напротив, я поддерживаю свободу физического (и эмоционального) выражения. Но я критически отношусь к основным социальным влияниям.

Мы должны осознавать, что происходит с обществом. Вы не должны угрожать «стандартам красоты» — придерживайтесь своего собственного определения красоты, и вы никогда не будете испытывать давления из вне.

АЛЕVТИНА WOLF

3,5

Автор публикации

не в сети 2 года

cergei48

671
Комментарии: 287Публикации: 21Регистрация: 09-02-2020

Комментарии на странице 3

Добавить комментарий